Слепой пес


1 часть — Шатун
2 часть — Слепой пёс

        Гроза ушла, так же быстро, как и налетела. В распахнутые окна вливалась вся гамма звуков и запахов, какую можно вообразить весной. Апрель торжествовал и ликовал, и от этого не уйти, не скрыться. Прохлада вызывала гусиную кожу, но не одеться теплее, ни закрыть окна желания не возникало. Я полулежал в огромном кресле-качалке, слегка покачивая его. Месяц за окном покачивался в такт, то показываясь весь, то пропадая из поля зрения. Кто-то прошёл за оградой, чуть замешкавшись у калитки, и снова послышались шаги, постепенно удаляясь. Наверное, не обошлось без сломанных веток сирени, но мне и не жаль было, пусть ломают. Хорошо, что есть кто-то, кому принесут её, и она подарит радость. Старый верный Джек – «дворман», как шутили приятели глядя на горделивую осанку и аристократичное выражение пса, зазвенел цепью, а через минуту от калитки послышалось его рычание, и невразумительное "гав", затем какая-то возня, и писк.
не котёнка ли кто подбросил. Невзирая на свой добрый нрав, Джек кошачьих люто ненавидел, и они это знали, в наш двор не потыкались. В остальном он был добряк. Мог лежать и благодушно взирать, как воробьи хватают еду с его миски. И чтоб не вспугнуть даже глаза прикрывал. Я вышел глянуть, на предмет Джекового интереса.
             Во дворе, в метре от забора сидел щенок, с виду спаниель. Джек сидел, рядом переводя взгляд то на меня, то на подкидыша, то ли ожидая моей реакции, то ли говоря: возьмём? Он нагнулся к щенку, и обнюхав его лизнул, огромным язычищем. Щенок бочком подошёл к нему и ткнулся в бок. Джек от такой нежности вздрогнул, и его глаза выражали крайнее замешательство. Я, улыбаясь в душе, вздохнул: ясно собачий сговор, куда уж против вас, берём. Джек разинул пасть и вильнул хвостом, что с его стороны выражало бурную радость. Хорошо хоть не стал становиться на задние, и закидывать передние лапы мне на плечи, видимо понимая, что это мне не очень понравится. На третий день я стал замечать, что со щенком, что-то не так. Он смотрел на меня только левым глазом, часто натыкался на предметы.
              Взяв его на руки и присмотревшись, я заметил пятнышко на правом глазу. Я решил отнести его к ветврачу, но учитывая, что была пятница, вечер, а там выходные и майские, мы попали в лечебницу только через неделю. Доктор — молодая, серьёзного вида женщина, осмотрев Грэя, как я уже успел его окрестить, ничего утешительного не сообщила, напротив, что тому грозит полная слепота.
мявшись, глядя в сторону, она сказала, что я могу оставить щенка здесь, а его после усыплят. Я, растерянно посмотрел на Грэя, он грустно попискивал лёжа на полу. Доктор по своему поняла моё замешательство: вы не переживайте, так многие делают, вам нужно будет только заплатить за препарат, а квитанцию я вам выпишу. Я поднял щенка с полу. Он лизнул руку, и положил голову на изгиб. Я улыбнулся: не подлизывайся, я тебя и так не оставлю, пойдём домой, там Джек волнуется. Неловко попрощавшись, с не скрывающей своей радости доктором, мы отправились домой.
             Грэй рос быстро, предсказания доктора сбылись — он совсем ослеп. Но быстро освоился с утратой зрения, ориентируясь на слух и нюх, а может ещё какой-то неизвестный "компас", но он почти перестал натыкаться на предметы. Всё чаще я стал брать его в лес, и его охотничья кровь давала себя знать, он гонялся по лесу за невидимой дичью, с радостным лаем, мол, не пропитания ради, а поиграть только. Устав заваливался отдохнуть в привычных уже лёжках, набегавшись, нахватавшись репейника, и клещей возвращался ко мне, безошибочно находя, даже если я не звал его. Терпеливо проходил экзекуцию по удалению паразитов, и мы отправлялись домой. Иногда он убегал, и его не было целый день. Возвращался грязный и усталый, подходил ко мне, чтобы я его вычесал, стоял с опущенной головой пока я его вычёсывал, и вычитывал ему, но хитрое выражение морды говорило о том, что он знает то, что я не сердит на него, и что он ничуть не раскаялся.
"улики" в виде репейниковых колючек  и хвоинок выдавали, что он снова носился по лесу. Так прошёл полтора года. Однажды Грэй не вернулся. Я долго ходил по всем нашим местам, но и следа не нашёл. Попал ли он под машину, или ещё что с ним приключилось? Оставалось только гадать, заблудиться он не мог. Мы с Джеком ждали и надеялись на его возвращение, но время шло, а Грэя не было.
              Снова была весна, моя сирень уже была вся обломана с улицы. Как-то вечером я услышал возню у забора, сердце ёкнуло, вспомнилось появление Грэя. Как выкармливал его из бутылочки, как он расправлялся с моими тапочками… Я открыл калитку, у сирени стояла девушка, а парень, ухватившись за забор, пытался дотянуться до цветущей высоко над ним ветки. Я окликнул их: во дворе много сирени, зайдите и наломайте. Уже прощаясь и поблагодарив, девушка спросила утвердительно — это же у вас Грэй пропал? У нас скоро будут щенки, если хотите я вам дам одного, даром. У нас спаниели. Я глянул на Джека, опустившего голову: нет спасибо, мы надеемся, что он вернётся, наш Грэй.

Источник: russianpoetry.ru

 1 часть — Шатун
2 часть — Слепой пёс


                                                                                          часть 1. Шатун

          Сорочий крик пробудил меня окончательно. Ночь была прохладна, но не холодная, но подыматься с нагретого места, ещё не хотелось. На остатках костра разогрел чай и полбанки тушёнки, на завтрак, и вскоре присыпав кострище, отправился к скитам. Лето выдалось жаркое. Лет пять такого не было, даже ночами градусов двадцать-двадцать пять, а днём и до сорока доходило. Подарок Сандерса – геолога из Канады, пригодился, как нельзя лучше. Его чудо-отпугиватель насекомых полностью оправдал возложенное на него доверие. Ни одна мошка не досаждала мне, если не считать постоянное гудение подле. 
          Это третий отпуск, во время которого я отрываюсь от цивилизации и производственных проблем на все сто. Здесь-то уже не достанут… тайга. Конечно же, я оставляю маршрут, на всякий случай. Но это так, для проформы. Случись что, рассчитывать смогу только на себя. Связи никакой.
           Скиты случайно обнаружил, в первом походе. Когда отправлялся в тайгу, да ещё сам, многие изумлялись: как в тайгу? Чего там не видел? Думали, разыгрываю их. Не верили до последнего. С того раза привязали мне прозвище – Шатун. Правда, не в глаза, начальство всё ж. 
            Сорока затихла, может улетела, или просто надоело стрекотать. Стало тихо, не считая шума в верхушках кедров и смешанного леса, и привычного фона жужжания, над головой комарья и гнуса.
разведанной тропе шлось быстрее, не то, что первый раз, но расстояние для тайги не шуточное, больше ста километров, и это не по дороге, а тропами, иногда через подтопленные участки. Когда вышел к высокому берегу Оби, на котором и находилось монашеское поселение, ноги пошли быстрее. Собаки первые почуяли меня, бросились с грозным лаем, но признав, запрыгали, вокруг повизгивая, некоторые тёрлись об ноги… признали. Вскоре потянулись монахи. То, что не чужой пришёл, поняли по поведению собак. Но и «свои» редко хаживали сюда. Путь не близкий, и не самый лёгкий. Тем желанней был гость, не смотря на то, что они выбрали уединённое место, для обители. Встретили радушно, вопросами не донимали, понимая, что с дороги отдохнуть нужно, а после уж и разговоры.
           В этот раз я пробыл у них на три дня дольше, помогал в возведении избы-барака, видимо рассчитанного на всех. Пара рук, в любом деле не помешает, а в таком тем паче. Погода благоприятствовала, глядишь по-сухому и накроют. Оставив принесённые им лекарства и спички охотника, через неделю пустился обратно, прихватив попутчика, показать болото, на котором тот надеялся трав насобирать, лекарственных. Но через четыре часа, вывев его на нужное место, и убедившись, что тот не заплутает, я снова остался один.  
          Ночевать на старой стоянке не довелось, из-за жары быстро идти не выходило, но и это место было не хуже. Ночь была очень жаркой, термометр на приборчике от насекомых показывал двадцать семь.
выспавшись, наскоро позавтракав пустился по направлению к трассе, к которой планировал добраться послезавтра, засветло ещё, а там попутками в город. Подходя к Тороповой пади, я заметил на взгорке пса. Он стоял чуть слева, в тени кедрача, но не агрессивности, не боязни не выказывал. Стоял так, словно ждал, демонстрируя мирные намерения. Намерения намерениями, но карабин в руку я взял, приведя в готовность. Но пёс и этот манёвр проигнорировал, хотя сомневаться в том, что он его заметил не приходилось.   
            Он отбежал чуть в сторону, при моём приближение, но затем, когда увидел, что я прохожу мимо и сворачиваю на другую тропу, он пролаял отрывисто, протрусил ко мне, и медленно снова по тропе, на которой находился. Я замешкался, и остановился. Манёвр со стороны пса повторился, он отбегал по тропе и оглядывался, словно прося идти за ним. Поколебавшись, я так и сделал. Пёс трусил впереди, иногда косясь в мою сторону, хотя и так знал, что я иду следом. Он был помесью Хаски, не чистый это точно, но какая ещё порода могла быть в нём, сказать трудно. Высокий, широкогрудый, весь внешний вид его выказывал силу, и уверенность в себе. 
         Вскоре мы вышли на небольшую поляну, на западной стороне которой я разглядел человека. Он, полулежа, опирался на ствол упавшего кедра, и спал. Ни наше появление, ни то, что соблюдая осторожность, я переложил чуть дальше его ружьишко, далеко не новое, но видавшее виды, ни мой оклик не пробудили его.
ёс лёг поодаль, вероятно поняв, что я не наврежу спавшему. Через некоторое время тот очнулся, окликнул пса, и тут заметил меня. Рука вскинулась в сторону ружья, я мысленно похвалил свою осторожность. В его  глазах был если не страх, то перепуг точно. Я сидел чуть в стороне, положив карабин на колени и просто смотрел, давая понять, что если бы хотел причинить ему вред, то для меня это раз плюнуть. 
           Потихоньку он пришёл в себя, разговорились. Оказалось несколько дней назад, он повредил ногу(это я уже понял, пока осматривал спящего). Я предложил осмотреть, и сделать обезболивающий укол, на всяк случай ношу в аптечке упаковку, мало ли. После укола, он разговорился, а после предложенной тушёнки с монашеским пресным хлебом и повеселел. Но вид у него был тот ещё. Одёжка не то, чтобы утлая, но ношенная сильно. Заросший, и видимо давно не мытый, он представлял собой довольно жалкую картину. Но больше всего мне не нравились его глаза: они постоянно суетливо перескакивали с предмета на предмет, то на меня, то на оружие… взгляд был плавающим, и каким-то каменным. По такому ни один психолог не определит, какой перед ним человек.    
           Но, каким бы он не был, он попал в незавидное положение, и нужно было искать решение. Идти, как оказалось он не может. По крайней мере, достаточно быстро для того, чтобы мы добрались до трассы хотя бы через дня три. По его настоянию мы отправились было, но не пройдя и трёх километров он сдался, и заметно скис.
Этот вариант отпадал.
тавалось единственное, я сделал ему навес, оставил непромокаемый плащ, спички, тушёнку и хлеб отправился за помощью. Через два дня, плюс-минус вернусь с подмогой. То, что я его не брошу он понял, иначе бы не оставлял ему столько всего. Ты это, ментов не зови… как-нибудь, без них, а?
           К трассе я вышел ночью. Джек проводил меня и отправился обратно, к Николаю, так назвался мой таёжный знакомый. Хотя я сильно сомневался в правдивости его имени. Но, это к делу не относится. Подобрал меня тягач, из нашего управления. Возвращался от нефтяников, трубы наняли отвезти, так, что с транспортом мне повезло. Неизвестно сколько можно было бы куковать, в такую пору.
            Добравшись, домой, перезвонил МЧСникам, представившись и изложив ситуацию, пообещав провести к месту, на котором оставил пострадавшего. Вертолёт был занят, со стойбища забирали тяжёлую роженицу, выехали вездеходом.
            Учитывая обстоятельства добрались быстро. Но ни Николая, ни пса, мы не застали. Старший группы покосился было на меня, но обследовав место с явными следами стоянки, и обнаружив банки из под тушёнки и использованные ампулы с обезболивающим, оттаял. Мы пробовали звать по имени, кто-то выстрелил, но никто так и не отозвался. На пне лежал нож, такие делают на зоне. Я подобрал его, видимо, он оставлен мне. Не мог Николай его попросту забыть. 
             На этом бы всё и закончилось. Но однажды, возвращаясь с работы, я увидел Джека, того самого, из тайги.
был худ, но ни сколько не утратил своего грозного вида. Глаза его выражали радость, он коротко вильнул хвостом, и ткнулся в руку. Что случилось с его хозяином так и осталось неизвестно. Пропал ли он в тайге, или пробовал по моему рассказу отыскать скит… Не знаю. Хочется думать, что он выбрался.
         А Джек, Джек остался у меня. Благо свой дом позволял держать пса. Как он нашёл меня, остаётся загадкой. Когда я задумавшись спросил его вслух, он лишь пристально взглянул на меня и вздохнул, совсем не по-собачьи.
         Вскоре мы переехали, с Джеком разумеется, на Большую землю, как говорят на Севере. И здесь я не стал изменять себе, купив дом в пригороде, ближе к лесу.       

                                                                                      2 часть. Слепой пёс
         
          Гроза ушла, так же быстро, как и налетела. В распахнутые окна вливалась вся гамма звуков и запахов, какую можно вообразить весной. Апрель торжествовал и ликовал, и от этого не уйти, не скрыться. Прохлада вызывала гусиную кожу, но не одеться теплее, ни закрыть окна желания не возникало. Я полулежал в огромном кресле-качалке, слегка покачивая его. Месяц за окном покачивался в такт, то показываясь весь, то пропадая из поля зрения. Кто-то прошёл за оградой, чуть замешкавшись у калитки, и снова послышались шаги, постепенно удаляясь. Наверное, не обошлось без сломанных веток сирени, но мне и не жаль было, пусть ломают. Хорошо, что есть кто-то, кому принесут её, и она подарит радость.
арый верный Джек – «дворман», как шутили приятели глядя на горделивую осанку и аристократичное выражение пса, зазвенел цепью, а через минуту от калитки послышалось его рычание, и невразумительное "гав", затем какая-то возня, и писк. Уж не котёнка ли кто подбросил. Невзирая на свой добрый нрав, Джек кошачьих люто ненавидел, и они это знали, в наш двор не потыкались. В остальном он был добряк. Мог лежать и благодушно взирать, как воробьи хватают еду с его миски. И чтоб не вспугнуть даже глаза прикрывал. Я вышел глянуть, на предмет Джекового интереса. 
             Во дворе, в метре от забора сидел щенок, с виду спаниель. Джек сидел, рядом переводя взгляд то на меня, то на подкидыша, то ли ожидая моей реакции, то ли говоря: возьмём? Он нагнулся к щенку, и обнюхав его лизнул, огромным язычищем. Щенок бочком подошёл к нему и ткнулся в бок. Джек от такой нежности вздрогнул, и его глаза выражали крайнее замешательство. Я, улыбаясь в душе, вздохнул: ясно собачий сговор, куда уж против вас, берём. Джек разинул пасть и вильнул хвостом, что с его стороны выражало бурную радость. Хорошо хоть не стал становиться на задние, и закидывать передние лапы мне на плечи, видимо понимая, что это мне не очень понравится. На третий день я стал замечать, что со щенком, что-то не так. Он смотрел на меня только левым глазом, часто натыкался на предметы. 
              Взяв его на руки и присмотревшись, я заметил пятнышко на правом глазу. Я решил отнести его к ветврачу, но учитывая, что была пятница, вечер, а там выходные и майские, мы попали в лечебницу только через неделю. Доктор — молодая, серьёзного вида женщина, осмотрев Грэя, как я уже успел его окрестить, ничего утешительного не сообщила, напротив, что тому грозит полная слепота. Замявшись, глядя в сторону, она сказала, что я могу оставить щенка здесь, а его после усыплят. Я, растерянно посмотрел на Грэя, он грустно попискивал лёжа на полу. Доктор по своему поняла моё замешательство: вы не переживайте, так многие делают, вам нужно будет только заплатить за препарат, а квитанцию я вам выпишу. Я поднял щенка с полу. Он лизнул руку, и положил голову на изгиб. Я улыбнулся: не подлизывайся, я тебя и так не оставлю, пойдём домой, там Джек волнуется. Неловко попрощавшись, с не скрывающей своей радости доктором, мы отправились домой.
             Грэй рос быстро, предсказания доктора сбылись — он совсем ослеп. Но быстро освоился с утратой зрения, ориентируясь на слух и нюх, а может ещё какой-то неизвестный "компас", но он почти перестал натыкаться на предметы. Всё чаще я стал брать его в лес, и его охотничья кровь давала себя знать, он гонялся по лесу за невидимой дичью, с радостным лаем, мол, не пропитания ради, а поиграть только. Устав заваливался отдохнуть в привычных уже лёжках, набегавшись, нахватавшись репейника, и клещей возвращался ко мне, безошибочно находя, даже если я не звал его. Терпеливо проходил экзекуцию по удалению паразитов, и мы отправлялись домой. Иногда он убегал, и его не было целый день. Возвращался грязный и усталый, подходил ко мне, чтобы я его вычесал, стоял с опущенной головой пока я его вычёсывал, и вычитывал ему, но хитрое выражение морды говорило о том, что он знает то, что я не сердит на него, и что он ничуть не раскаялся. А "улики" в виде репейниковых колючек  и хвоинок выдавали, что он снова носился по лесу. Так прошло полтора года. Однажды Грэй не вернулся. Я долго ходил по всем нашим местам, но и следа не нашёл. Попал ли он под машину, или ещё что с ним приключилось? Оставалось только гадать, заблудиться он не мог. Мы с Джеком ждали и надеялись на его возвращение, но время шло, а Грэя не было.
              Снова была весна, моя сирень уже была вся обломана с улицы. Как-то вечером я услышал возню у забора, сердце ёкнуло, вспомнилось появление Грэя. Как выкармливал его из бутылочки, как он расправлялся с моими тапочками… Я открыл калитку, у сирени стояла девушка, а парень, ухватившись за забор, пытался дотянуться до цветущей высоко над ним ветки. Я окликнул их: во дворе много сирени, зайдите и наломайте. Уже прощаясь и поблагодарив, девушка спросила утвердительно — это же у вас Грэй пропал? У нас скоро будут щенки, если хотите я вам дам одного, даром. У нас спаниели. Я глянул на Джека, опустившего голову: нет спасибо, мы надеемся, что он вернётся, наш Грэй.

Источник: LitSait.ru

Слепой пес

Название Слепой пёс
Встречается в Все игры серии
Происхождение Собака
Поведение 1-2 особи опасности не представляют. Стаи нападают, атакуют укусами
Живучесть Низкая
Места обитания Повсеместно
Особенности Развито обоняние

Слепой пес — самый привычный представитель фауны Зоны. Стаи этих псов можно встретить везде, кроме, совершенно гибельных мест.

"Со времён первой катастрофы в собачьем роду сменилось уже несколько поколений, и в каждом из них всё более наблюдалось влияние Зоны. Мутации и эволюционная адаптация привели к усилению прежде слабо выраженных собачьих способностей, причём зачастую в ущерб привычным. Основные физиологические изменения коснулись зрения — оно оказалось почти бесполезным после стремительного усиления чутья: например, слепые щенки выживали в Зоне не хуже, а то и лучше своих зрячих собратьев. В результате обычные собаки вскоре выродились здесь полностью, уступив место новому виду — слепым псам. Данные животные прекрасно распознают и обходят аномалии, радиацию и другие невидимые опасности, которыми кишит Зона. Как и их предки, слепые псы охотятся стаями; встреча с большой группой этих существ означает серьёзную опасность даже для хорошо вооруженного сталкера"

Мутации и эволюционная адаптация привели к усилению прежде слабо выраженных собачьих способностей, причём зачастую в ущерб привычным, и появлению новых. В результате животные неплохо распознают и обходят аномалии, радиацию и другие невидимые опасности, которыми кишит Зона. Хорошо прыгают.

Зрение и, во многих случаях, слух полностью утрачены, зато появился иммунитет к радиации и развилось пока не изученное полностью новое «чувство», своего рода телепатическое зрение, позволяющее псам чуять добычу или опасность буквально сквозь стены. Учёные пока не могут даже толком установить, какой внутренний орган отвечает за это, хотя материалов для изучения у них предостаточно. Многие собаки, особенно живущие в глубине Зоны, применяют пси-способности также и для охоты, обрушивают пси-удары на жертву.

Есть достоверные сведения, что в предках слепых псов числились генетически изменённые породистые псы, выращенные в лабораториях Зоны. Впрочем, любую тварь Зоны молва списывает на результаты «экспериментов».

Слепые псы живут в основном стаями, которые могут превышать дюжину особей. Часто живут на пустырях, свалках — словом, в тех же местах, где и раньше. Ярко выраженного вожака у них нет, за исключением случаев, когда группой руководит псевдособака. Рассказывают, что они имеют коллективный разум (впрочем, в какой-то мере это можно сказать обо всех монстрах Зоны). Границы территории стаи весьма расплывчаты, сама территория может часто меняться — в общем, слепые псы ведут полукочевой образ жизни. Их нельзя отнести ни к ночным, ни к дневным животным — отсутствие зрения делает их безразличными к свету. Охотятся они на всё, что могут завалить и съесть. Охота проходит весьма скоординировано, всей стаей. Псы окружают жертву и нападают со всех сторон. Однако если жертва явно сильнее, они могут отступить. Поодиночке пугливы, поэтому предпочтут убежать подальше от противника.

Слепые псы охотно нападут на всех, кто мельче их, например, на тушканов. Плотей и кабанов загоняют всей стаей. Зомби обходят стороной, так как боятся одного их вида. От снорков дают повышенного стрекача, лишь завидев, чтобы не стать едой мутанта. С псевдособаками не конфликтуют, часто вместе охотятся. Воюют с кровососами и псевдогигантами.

Одна-две собаки опасности не представляют. Одиночки вообще стараются обходить вооружённых людей стороной. При нападении на них убегают, сами нападают, лишь если зажать их в угол. Но встречи со стаей следует избегать уже человеку. Сытые собаки могут и не обратить внимания на сталкера. Однако, как и все существа Зоны, собаки обладают ускоренным метаболизмом и сытыми бывают крайне непродолжительное время. Плохо вооружённому сталкеру следует обходить стаи по широкой дуге, передвигаться по холмам, высоким развалинам — чтобы вовремя заметить скопления псов. В ближнем бою, впрочем, собака не представляет особой проблемы. Две-три пули или заряд крупной дроби (а ещё лучше — короткая очередь) — смертельная для слепого пса. Главное — уворачиваться от него и его товарищей по стае. По сравнению с ТЧ в ЗП собаки гораздо агрессивней и манёвренней. Самое лучшее оружие против слепых псов: гранаты и дробовики.

Слепые псы — одни из самых слабых мутантов Зоны. Даже в очень крупной стае не представляют опасности для опытного охотника. Так же как и псевдособаки, они предпочитают атаковать с наскока, стремясь задавить жертву массой, а если не выходит, то они начинают кружить вокруг добычи, набрасываясь на неё со всех сторон. Следует помнить, что атакуя врага они, как и псевдособаки, высоко подпрыгивают, разевая пасть, при этом лишаясь возможности управлять полётом, что при должной сноровке позволяет не только легко увернуться от клыков, но ещё и убить на месте обнаглевшего зверя. При достаточно хорошей реакции можно непринуждённо разделывать четвероногих целыми стаями, так как единственное, что может вас остановить — закончившиеся патроны. Во всех играх серии слепыши представляют собой лишь пушечное мясо, созданное только для того, чтобы у игрока было куда девать лишние боеприпасы.

Некоторые особи оставляют свой хвост.

  • Дикие псы (красно-коричневого цвета, самые распространённые).
  • Псы-альбиносы (выделяются отсутствием пигментов).
  • Псы-крысодавы (с белой шеей и землистым телом). Альбиносы и крысодавы более редки по сравнению с дикими псами.

  • В книге А. Зорича «Полураспад», слепой пёс помог главному герою найти вора.
  • В книге "Тень Чернобыля " в рассказе Ежи Тумановский «Клык» сталкер Клык рассказывает о разнице между слепыми псами и псевдособаками; «Если псевдособаки могут толпами гибнуть в одной аномалии в погоне за добычей, то у слепых псов есть порог потерь стаи.» — слова сталкера Клыка.
  • В книге «В Зоне тумана» главных героев преследовали собаки и накапливались стаей, затем, набросились, когда их было за 20 штук.
  • В книге «В зоне тумана» матерый сталкер Угрюмый учил метко стрелять новичка а мишенью были слепые псы.
  • В книге «Череп мутанта» группа сталкеров приручила стаю слепых псов.
  • В сборнике «Чистое небо», а именно в рассказе Владислава Дика — «Часть Зоны» упоминается, как сталкер Психилог приручил стаю слепых псов.
  • В книге Андрея Левицкого «Выбор оружия», некая группа учёных создала слепого пса, одетого в броню и вооружённого уменьшённой версией пулемёта, крепящегося на спине мутанта.

Мутанты
Энциклопедия
S.T.A.L.K.E.R - Энциклопедия

Источник: vk.com


Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.